Источниковедение литературные произведения достопримечательности публицистики агиографическая литератур

барда III в, который воспел подвиги своего отца Фингала Мак-Кумхайла И его воинов Упомянутый «произведение Оссиана», как это доказал 1765 г. Макферсон, выдав труд " Произведение Оссиана, сына Фингала «, оказался поздней подделкой на основе невнятной переводной традиции Поэтому когда в конце 80-начале 90-х годов XVIII в стало известно об открытии в Росы» Слова о полку Игореве «, ученый мир уже знал о кельтской» Осслану "И психологически был заражен скептицизмом Тем более, что открыватель «Слова» Алексей Иванович Мусин-Пушкш (1744—1817) непоследовательными и противоречивыми высказываниями о том, от кого ему достался сборник со «Словом», что провоцировал сомнения Так он получил «Слово» от книготорговая Сопикова, то от купца Глазунова из какого монастыря, то от архимандрита Ярославского Спасо-Преображенского монастыря Иоиля (Ивана Быковского) и Ин
Закарпатский исследователь процесса открытия и исследования «Слова» Сергей Федака объясняет такую ​​позицию Мусша-Пушкина тем, что он имел «самолюбие, честолюбие публикатора» И поэтому просто не хотел называть факта, что не он был открывателем сборника со «Словом» На самом деле, по мнению упомянутого С. Федака, открыл сборник митрополит Новгородский и Петербургский Гавриил, который передал его Екатерине II Последняя ознакомила со «Словом» известного историка, исследователя Киевской Руси Ивана Никитича Болтина (1735—1792), который перевел и прокомментировал произведение, но не успел его опубликовать из-за смерти Один Из списков Болпна сохранился в бумагах Екатерины П И получил в науке название Екатерининского (сокращенно " Есть ") Другой болтивський вариант попал в В Мусша-Пушкина, с 1791 до 1794 г. был обер-прокурором Синода, а с 1794 г. возглавил Академию искусств В Мусш-Пушкин 1800 г. издал свою редакцию« Слова », отражавшая язык Украинский книжника XVII в, ориентированного на русский язык Издание 1800 г. в науке получило название першовидання (сокращенно «П») Наряду с упомянутыми редакциями «Е», «Пь1 остался еще Щукшський список (сокращенно» Щ "), который, возможно, достался художнику С. Щукшу от О. Мусша-Пушкина
Проследив истоки И судьбы разных списков «Слова», появившиеся учитывая различные подходы к переводу или редакции с погибшего 1812 г. сборника, С Федака предположил, что первооткрывателем был таки митрополит Гавриил Это Мусш-Пушкин знал, потому что на двух першовидання («П») оставил дарственную надпись митрополиту Гавриилу Митрополит Гавриил нашел сборник в библиотеке, привезенный после 1716 г. в Новгород Феофаном Прокоповичем, где он стал митрополитом Библиотека же Ф Прокоповича оказалась в библиотеке Новгородской св. Софии.
В российском и украинском словознавстви XIX-ХХ вв. более двух столетий вспыхивали острые дискуссии, предметом которых прежде был вопрос о подлинности «Слова о полку Игореве» является ли оно произведением XII в., а может, «гениальная подделка» конца XVIII в.? В Украине произведение изучали М Максимович, и Вагилевич, В Огоновский, О. Партицькиы, А. Петрушевич, В. Коцовський, Р. Заклинський, и Франко, и Свенцщький Последний, например, был скептиком В советское время в Украине «Слово» исследовали М Рыльский, в Ржига, С Шевченко, Д Зегул, в Пе-Ретц 3 70-х годов — в Шевчук, С Пушик
к 750-летию «Слова» он был официально «канонизированное» как литературное произведение древнерусского времени (Гудзш , Белецкий, Попов, в Росы — Греков, Новиков)
Десятки исследователей упомянутого произведения работали в Росы, среди них в последние десятилетия — Лихачев, Трубачев, Андрианова-Перетц, Дмитриев, Прийма, Творогов, а также писатели Асеев, Сулейменов , Осетров, Чивилихин В хоре аналитиков И дилетантов, выступали на волне 200-летию «Слова». 1987 p., Звучала нота И пост скептиков Л. Гумилева, О. Сулейменов и Ин.
Особенно много самоуверенных отрицателей подлинности «Слова» есть на Западе. По нашему мнению, некоторые из них делает это, не испытывая не только нюансов истории и русского языка XII в., Но и современной украинской или российской. Самый громкий авторитет среди скептиков — Луи Леже, который 1890 опубликовал свой труд о «Слове о полку Игореве», квалифицируя его как произведение слабый, неоригинальный, подражательный. Идеи Леже настойчиво развивал А. Мазон. Он увидел противоречивость в «Слове». между языческими образами и христианскими поучениями. Хотя эта противоречивость легко объясняется одним только фактом, что переписчиками произведения (вероятно, много раз) были практически всегда монахи.
Отличную от биографии «Слова»., сделанную Сергея Федака, предложил упомянутый уже Олжас Сулейменов в изданной 1975 в Алма-Ате книге «Аз и Я». За ним, произведение (не менее его два списка) попал в Северную Русь в XIII в. после разрушения татаро-монголами южной Руси и Киева. Привезли его в Северную Русь беглецы с юга, вполне по аналогии с погодинская схеме приднепровской «пустыни». Один список оказался на столе брянского боярина Софония по прозвищу резанец. Таким прозвищем на Руси называли оскопленного мужчин, или тех, кто перешел в мусульманство и был подвергнут обрезанию. Это было после 1380 p., После битвы Дмитрия Донского с Мамаем на Куликовском поле. Резанец, проникнутый пафосом «Слова о полку Игореве», решил прославить победу 1380 Так появился произведение «За-Донщина», открытый 1852 Перекличек идейных И художественных между «Словом». и «Задонщиной» очень много. И предположение, что «Слово». создано фальсификаторами в конце XVIII в. на основе «Задонщины», которой, мол, фальсификаторы никому не показывали, а не маг никаких оснований.
С источниковедческого точки зрения, для изучения фактологической стороны похода Игоря Святославича «Слово». особого значения не имеет. Однако этот поход, несмотря на его незначительное военно-политическое значение для Руси конца XII в., Нашел на удивление полное освещение в Киевской летописи. Последний факт является неоспоримым свидетельством того, что существовала специальная причина, почему поход так подробно описал летописец. Наверное, в походе участвовала человек, позаботилась о его освещения.
Вполне возможно, что появление поэмы благодаря участию в походе поэта. Другое дело, что она, в общем высокохудожественная, с основанием, созданной в конце XII в., Дошла до XVIII в. не в редакции XII в., а прошла через руки как минимум несколько переписчиков. О существовании раннего «Слова о полку Игореве» свидетельствует и тот факт, что на переписанном 1307 псковском «Апостоли» переписчик оставил цитату из поэмы, которая послужила укором московском и тверском князьям, которые не ладили между собой. Из всего прослеживается, что и список, обнаруженный в конце XVIII в., Был очень сложный в чтения и понимания, и именно поэтому из него делали редакции И для Екатерины II, и для Мусин-Пушкин, и для С. Щукина и др.
есть современная наука не располагает оригинальной достопримечательности XII в. Задача словознавцив заключается в том, чтобы в поздних Ретушированное списках выявить то, что не подверглось разрушению и сохранило художественные признаки, традиции, образы, дух XII в.
«Слово о полку Игореве» ценное как уникальный памятник (пусть даже деформированная) литературно-художественного творчества конца XII в., как памятник культуры и древнеукраинского языка художественно-литературного стиля, где едва ли не каждая строка воспринимается современным читателем неоднозначно:
А мои ты Куряны сознательного къметы Подъ трубами повыть, подъ шеломы ВзЪлелеяны, конецъ копия въскръмлены.
Каждый исследователь первые две строки переводит иначе. Очень неодинаково переводились строки:
А чудо ся, братие, старую помолодиты?
Когда соколъ въ мытехъ бываетъ,
Высоко птицъ възбиваетъ, не даст гнезда своего в обиду.
My с ин-Пушкин перевел их на русский:
Но мудрено ли, братцы, и старому помолодеть?
Когда соколъ перелиняетъ,
тогда онъ птицъ высоко загоняетъ
и не даст в обиду гнезда своего
В. Стеллецький перевел еще так:
А чудо ли, братья, старому помолодеть?
Когда сокол перелиняет, высоко птиц загоняет,
не даст гнезда своего в обиду.
Но вполне